Карательная психиатрия в СССР: как репрессии "лечили" диссидентов


Ежегодно 16 мая Украина чтит память жертв политических репрессий. За время существования Советского Союза миллионы украинский пострадали под давлением системы, искореняла любое инакомыслие, которое противоречило политике партии.

Карательная психиатрия в СССР оставила особый след в истории прошлого века. Ее феномен состоял в том, что если из лагерей или ссылки можно было вернуться, время пребывания в психушке никто не определял.

Самыми известными пациентами и одновременно жертвами режима были генерал-майор Петр Григоренко, математик Леонид Плющ, драматург Виктор Рафальский, греко-католический диссидент Иосиф Тереля, первый директор Музея шестидесятничества Николай Плахотнюк, русский поэт Иосиф Бродский, писатель Владимир Буковский, публицист и политик Валерия Новодворская.

Все они прошли "принудительное лечение", не потеряв здравого смысла и человеческого достоинства, а также оставили после себя сборник воспоминаний и мемуаров, разоблачающих истинное лицо советской психиатрии.

var googletag = googletag || {}; googletag.cmd = googletag.cmd || []; googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div-gpt-ad-1576063607518-0');});

var googletag = googletag || {}; googletag.cmd = googletag.cmd || []; googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div-gpt-ad-1576063717560-0');});

googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div- gpt-ad-1477640416039-2 ');});

Против социализма выступали только сумасшедшие

Карательная (или репрессивная) психиатрия в широком смысле была одной из форм борьбы с диссидентами.

После установления сомнительных диагнозов на человека ждала полная изоляция от мира, напоминала полноценное заключения, однако с обязательным курсом сильнодействующих препаратов.

Использование психиатрической науки ради политических целей достигло своего апогея в 1960-х годах, когда завершился период хрущевской оттепели.

тогда в КГБ поняли, что вернуться к открытому террору времен Сталина уже не получится, однако борьбу с противниками СССР сворачивать нельзя.

по требованию советских спецслужб психиатры начали объяснять диссидентской активности ментальными нарушениями.

 Карательная психиатрия в СССР : как репрессии "лечили" диссидентов

На основании закона

В октябре 1961 года Министерство здравоохранения СССР утвердило Инструкция по неотложной госпитализации психически больных, которые являются общественно опасными.

Документ практически утвердившим лишения свободы пациента без решения суда.

С точки зрения советской юрисдикции это не было репрессивной санкции, поскольку вместо реального наказания человека отправляли в специализированные учреждения к "полного выздоровления".

Однако то, как долго протекает психическое заболевание и действительно ли пациент нуждается в лечении, обнаружить практически невозможно, поэтому продолжительность таких мер никем не определялась.

В то же время где проходить лечение, выбирал суд. Существовало два типа психиатрических клиник: общие и специальные (тюремного типа).

 Карательная психиатрия в СССР: как репрессии "лечили" диссидентов

Как рассказал ФАКТАМ ICTV известный Украинский историк Олег Бажан, увеличение случаев принудительных госпитализаций, ведомственная несогласованность поставили на повестку дня создание специальной психиатрической больнице в Украине.

— Спецслужбы, как ни парадоксально, были глубоко убеждены в том, что увеличение специальных психиатрических больниц будет способствовать сокращению "распространение злостных антисоветских документов, совершение хулиганских надписей в общественных местах, уменьшению количества писем, направленных в разные инстанции ".

Расширение функций карательной психиатрии обусловило дальнейшие шаги в этом направлении, их обоснование было изложено, в частности, в 1967 году в докладной записке ЦК КПСС о расширение сетей лечебных учреждений для психически больных.

Ее авто рамы были председатель КГБ при Совете Министров CPCP Юрий Андропов, Генеральный прокурор CPCP Роман Руденко, министр внутренних дел CPCP Николай Щелоков и первый заместитель министра здравоохранения CPCP Данилов.

Партия поддержала изложенные в упомянутом документе предложения, после чего Госплан CPCP получил поручение о строительстве новых и расширение имеющихся психиатрических больниц, а исполкомы Ленинградской и Киевской областных и городских Советов — "найти дополнительные площади для переоборудования их под специальные психиатрические учреждения".

— Кроме этого, чиновники на местах должны были "немедленно решить вопрос о госпитализации проживающих в Москве, Ленинграде, Киеве психически больных граждан, со стороны которых возможны общественно опасные действия ".

Диагноз — замедленная шизофрения

Всех политически обвиняемых для установления диагноза привозили на экспертизу в московский Институт имени Сербского.

Тогда за право задавать нужные КГБ диагнозы боролись две школы ученых, и в результате победила замедленная шизофрения академика Андрея Снежневского.

Большинство стран мира этот диагноз не признали, а вот КГБ он позволял объявить любого человека ненормальной, а отсутствие симптомов объяснить вялостью течения болезни.

Роль Института имени Сербского как орудие карательной психиатрии получило широкую огласку только благодаря усилиям диссидентов, которые в свое время также получили диагноз замедленная шизофрения.

 Карательная психиатрия в СССР: как репрессии "лечили" диссидентов

Историк Олег Бажан замечает, что в советской Украине конвейер принудительного лечения (а точнее — социально-медицинского перевоспитания) работал достаточно активно.

в частности, об этом свидетельствует информация от 2 ноября 1971 за подписью прокурора УССР Федора Глухая, председателя КГБ при Совете Министров СССР Виталия Федорчука, председателя Верховного Суда УССР Александра Якименко.

Только в 1967 первом полугодии 1971 pокив за анти советскую пропаганду и агитацию, распространение клеветнических измышлений на советский государственный и общественный строй в судебном и внесудебном порядке через правоохранительные и медицинские органы принудительно госпитализированы 249 граждан.

Методы лечения

В архивных документах значится, что к началу 1980 -х годов на территории Советского Союза было 11 спецпсихбольниц. Самые известные из них — Ленинградская, Казанская, Днепропетровска, Черняховская.

В некоторых заведениях пациентов заставляли пить галоперидол — синтетический антипсихотическое препарат, провоцирует острые неврологические расстройства. Его действие ученые сравнивают с "химическим шоком" и "электрошоковой терапией". Десятки стран мира признали использование галоперидола пытками.

— Обычная схема применения галоперидола: один месяц, затем делали перерыв в связи с тем, что побочным эффектом галоперидола была болезнь Паркинсона. А мне давали его почти десять месяцев подряд, без каких-либо перерывов, — вспоминала диссидент Наталия Горбаневская.

В Казанской спецпсихбольнице практиковалось использования бормашины и подкожное введение газообразного кислорода.

По свидетельствам заключенных , упрямые кололи сульфазин или серу, что наносили нестерпимой боли. Реже применяли электросудорожной терапии.

 Карательная психиатрия в СССР: как репрессии "лечили" диссидентов

Здоровых людей узаконено пытали током, что приводило к нарушениям памяти и работы мозга.

Еще страшнее действовал инсулин: шок, который он вызвал, приводил к частичному уничтожению памяти и ума.

Международный осуждение имеет значение

Несмотря на нечеловеческие страдания, советские диссиденты находили способы передавать информацию на Запад.

Европейские государства одна за другой выступают в защиту жертв карательной психиатрии, а на научных конференциях критика советских делегаций становится все более частой.

в 1983 году накануне очередного психиатрического конгресса Советский Союз прекращает свое членство во Всемирной ассоциации психиатров. Советская психиатрия заняла заслуженное место международного изгоя.

Именно тогда диссидент и известный правозащитник Владимир Буковский написал — Нет для здорового человека страшнее судьбы, чем бессрочное пребывание в психиатрической больнице.

Он и многие другие смельчаков, которые не бояться выражать свои мысли и бороться за свои права, смогли выстоять против издевательств советской психиатрической науки.

Не имея весомой поддержки со стороны запуганного общества, диссиденты не побоялись подняться и найти силы заявить о своих правах и отстоять их.

— различного рода политические и идеологические кампании, комплекс "социально-медицинского перевоспитания" не смогли сломить волю активистов диссидентского движения в Украине. Находясь в тюрьмах, лагерях, психиатрических больницах, они продолжали сопротивляться режиму, активно добивались статуса политзаключенных, — подчеркнул историк Олег Бажан.

Вместе с крахом коммунистического режима прекратилась и практика систематического использования психиатрии как средства устранения политических оппонентов.

Однако ради прекращения случаев злоупотреблений психиатрией как одного из видов политических репрессий нужно осуществлять шаги дальнейшего реформирования системы психиатрической помощи на всем постсоветском пространстве.

Фото : Музей Сахарова фотоархив Мемориала Некрасов Виктор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *