Какие последствия будет иметь увольнения главы Нафтогаза Андрея Коболева


28 апреля Украина всколыхнула новость о том, что Кабинет министров решил освободить председателя правления Нафтогаза Андрея Коболева, который занимает должность более семи лет.

Это больше напоминает запланированную акцию, чем обычное стечение обстоятельств. И она ставит под угрозу некоторые интересы Украины.

Вскоре мы можем увидеть неприятные сигналы от наших международных партнеров и, в частности, Международного валютного фонда.

Факты ICTV рассказывают, почему уволили Андрея Коболева и чего ожидать после этого решения. [19659005] var googletag = googletag || {}; googletag.cmd = googletag.cmd || []; googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div-gpt-ad-1576063607518-0');});

var googletag = googletag || {}; googletag.cmd = googletag.cmd || []; googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div-gpt-ad-1576063717560-0');});

googletag.cmd.push (function () {googletag.display ( 'div- gpt-ad-1477640416039-2 ');});

Фантомное освобождения

Вся история с увольнением Коболева носит несколько неоднозначный характер. Хотя бы потому, что сам глава Нафтогаза до последнего не знал, что его уволили.

— О "освобождение" узнал из новостей. Комментировать не могу. Никаких заявлений не писал, — написал Коболев через несколько минут после распространения информации в СМИ.

Хотя впоследствии Кабинет министров подтвердил многие уже успели назвать решение правительства незаконным ввиду того, что соответствующее решение было бы принимать наблюдательный совет Нафтогаза.

Фактически Кабмин проигнорировал так называемую реформу корпоративного управления, целью которой было предотвратить подобные решению властей.

Инвестиционный банкир Сергей Фурса считает, что решение об увольнении Коболева это все равно, что "надругаться" над реформой.

— Коболева уволили, несмотря на действующий контракт. Несмотря на то, что нет полномочий увольнять. Несмотря на то, что независимая наблюдательный совет, который и должна защищать госкомпании от прихотей украинских политиков. Но прихоти политиков побеждают, — пишет Фурса.

На место Коболева сразу же назначили Юрия Витренко который занимал должность исполняющего обязанности министра энергетики и которого Совет несколько раз не смогла назначить министром энергетики.

Создается впечатление, что руководители государства просто не смогли найти места Витренко в Кабмине и решили назначить своего человека в Нафтогазе, тем самым вернувшись к ручному управлению государственными компаниями.

— Принято Кабинетом Министров решения является юридическим манипуляцией. Отстранение Наблюдательного совета на двое суток ради принятия решения об увольнении председателя правления является надругательством над основополагающими принципами корпоративного управления государственными предприятиями.

Согласно Уставу Нафтогаза и законом Об акционерных обществах представление общему собранию предложений о назначении или увольнении председателя правления вместе с соответствующим решением наблюдательного совета относятся к исключительной компетенции наблюдательного совета и не могут быть переданы на уровень общего собрания акционеров, — пишут в Нафтогазе.

Инициатива Офиса президента

в Кабмине свое решение связывают с деятельностью всего правления Нафтогаза, которое вместо обещанной прибыли показало невероятные убытки.

— Чистый консолидированный убыток группы компаний Нафтогаз в 2020 году составил 19 млрд грн. В то же время в утвержденном Кабинетом Министров финансовом плане компании предполагалось получение 11500000000 грн прибыли. Соответствующий финансовый план предложило само руководство НАК Нафтогаз Украины в декабре 2020 года, — сообщают в пресс-службе Кабмина.

Но все так просто? Политолог Владимир Фесенко пишет, что источники, близкие к Офиса президента, говорят о недовольство решением Коболева о повышении цены на газ.

Однако все это — формальные причины. Поэтому нужно еще немного подождать, чтобы увидеть действия власти и узнать о неформальных основания решения.

В комментарии ФАКТАМ ICTV политолог Игорь Рейтерович заявил, что среди неформальных причин можно выделить монополию Нафтогаза.

— Нафтогаз превратился в неестественную монополию, иными словами — государство в государстве, диктовала свои условия власти по определению тех или иных цен на газ. История с поднятием тарифов, где Нафтогаз вышел "победителем", поскольку он остался единственной компанией, которая предоставляла эти услуги, является очень показательной.

По моему мнению, власти это не очень понравилось, так как она была вынуждена принять условия, которые ей диктуют. Кроме того, Коболев является апологетом свободного рынка, но в его понимании, с доминированием монополии Нафтогаза, — считает Рейтерович.

Фесенко также считает, что решение властей о смене руководства Нафтогаза может быть связано с непосредственной деятельностью Коболева, решение которого иногда противоречили государственным интересам.

То есть Нефтегаз даже при наличии наблюдательного совета трудно было назвать государственной компанией.

— Самоуправство и бесконтрольность Коболева и руководства НАК Нафтогаз Украины вызвали недовольство еще в Гройсмана, когда тот был главой правительства.

Но складывалось ощущение, что Коболев непотопляемый и никакое правительство ему не указ. Оказалось, что все же нет. Коболев опирался на подконтрольную ему Наблюдательный совет, — пишет Фесенко.

Однако в Нафтогазе связывают решение властей с запасом ликвидности.

Директор по связям с государственными регуляторными органами и заинтересованными сторонами группы Нафтогаз Алена Осмоловская говорит о том, что сейчас он самый большой среди всех государственных компаний и достигает эквивалента 57 млрд грн.

Даже если и предположить, что намерения власти в этом вопросе были хорошими, скоро нам придется столкнуться с последствиями , в том числе и на международной арене.

Суды и МВФ

Из-за увольнения Коболева в Украине возникают две основные проблемы. Во-первых, это судебные процессы, ведь с главой Нафтогаза в марте 2020 заключили контракт на четыре года.

По меньшей мере, глава Нафтогаза может захотеть получить деньги за свой контракт в полном размере. По мнению Рейтерович, Коболев получит предусмотрены выплаты, что будет означать значительные потери для бюджета.

Второй негативный сигнал мы уже получили на международной арене. Международный эксперт по вопросам национальных экономик Украины, России и стран бывшего СССР Андерс Аслунд считает, что теперь в Украине нельзя говорить о корпоративном управлении.

— это возмущает. Руководителя Нафтогаза Андрея Коболева освободил правительство Украины, а наблюдательный совет даже не проинформировали. После этого украинское правительство не может заявлять о наличии любого корпоративного управления, — пишет Аслунд.

Но худший сигнал может прийти от МВФ транш которого Украина стремилась получить до конца 2021

 МВФ

Наши международные партнеры поддерживали создание свободного рынка газа, даже если к его формированию и могли быть претензии.

— Сотрудничество в этих направлениях поставят на паузу. Насколько она затянется — будет зависеть от первых шагов Витренко на новой должности. Если наши международные партнеры увидят, что курс изменился и изменился существенно, речь пойдет о постоянном вмешательстве государства … я боюсь, что мы можем забыть о кредитах МВФ до конца года.

Если же Витренко подаст план, где основные наработки предшественника в формировании рынка газа сохранят, и не будет существенных противоречий с теми энергетическими пакетами, которые действуют в ЕС, возможно, что после непродолжительной паузы сотрудничество восстановится. И больше об этом вопрос не вспоминать, — считает Рейтерович.

В любом случае, следует готовиться к возможной реакции со стороны МВФ ведь Украина взяла на себя обязательства по реформированию рынка газа. [19659002] Нужно будет найти оправдание своим действиям на международной арене, ведь в глазах МВФ это может быть прямым нарушением обязательств Украины.

Освобождение Коболева еще раз аукнется Украине в течение этого года. Суды и проблемы с МВФ — меньше о чем можно сейчас говорить.

Власти стоит задуматься о решениях, которые противоречат украинскому законам, даже если они идут на пользу государству.

Государство, выше свои законы, — это всегда путь в никуда.